Новости

Притчи от актрисы

"Каменская", "Время танцора", "Алмазы шаха", "Карьер", "Фуфель", и, конечно, "Меня зовут Арлекино". И еще много других фильмов, в которых играла актриса Светлана Копылова. Однако в последнее время Светлану все реже можно увидеть на экранах. Оказалось, что в последние годы Копылова прочно завоевала "звание" единственной в России (и, возможно, в мире) исполнительницы песен-притчей. О необыкновенном жанре, Пушкине, Щукинском училище и, конечно, кино Светлана Копылова рассказала Стране.Ru.

- Светлана, по сей день ваши поклонники переживают, что вы больше практически не снимаетесь в кино. Последние годы о вас мало что слышно. Это ваша позиция?

- Почему не снимаюсь в кино? Просто не предлагают достойной роли.

- Что значит достойной? Сейчас, все же, снимается очень разное кино.

- Разное, но мне почему-то предлагают такую ерунду, в которой я, в силу своих убеждений, сниматься не могу. Не могу играть любовницу инопланетянина, которая родила от него бесноватого мальчика. Или такие роли предлагают, где матом надо ругаться обязательно. Я говорю: "Неужели нельзя без этого обойтись?" - "Нет, такая концепция". Еще предлагали убийцу мужа сыграть, пьяницу, которая, выйдя из тюрьмы, продает свою дочь, а то что-нибудь и похлеще. Почему-то хороших ролей мне не предлагают.

Но не могу сказать, что на кино я поставила крест, мне нравится сниматься. И если бы появилась какая-то интересная роль - историческая, серьезная, хорошая - даже, может быть, и отрицательная, но с духовным катарсисом в финале, я согласилась бы. А если ни уму, ни сердцу, для чего играть? Ради денег я не хочу это делать. Кроме того, у меня теперь довольно плотный график.

- Но раз вы не играете в кино, то о каком плотном графике может идти речь?

- Я даю концерты. Много концертов. На днях в Храме Христа Спасителя было выступление. Перед этим – концерт в Твери, неделю назад – в Краснознаменске, только что вернулась из Питера: там меня особенно любят…

- То есть вы из актрисы переквалифицировались в певицу?

- В певицу – это очень громко сказано, потому что у меня нет ни певческого, ни музыкального образования. Я себя называю автором-исполнителем - не люблю слова бард, мне больше нравится исполнитель. И поскольку я себя не считаю певицей, то позволяю себе исполнять только свои песни. Как мне кажется, я их больше чувствую, чем кто-либо другой.

- Для меня было неожиданностью узнать, что вы исполняете свои песни. Еще несколько лет назад я слышала, что вы писали тексты для Кристины Орбакайте, Вячеслава Малежика, Игоря Саруханова, группы "Рефлекс". Почему вы решили выйти на сцену, почему перестали отдавать более известным лицам ваши творения? Это же менее выгодно.

- Как ни странно, более известной я стала, когда начала исполнять свои песни сама. Я недавно встретила Игоря Саруханова (мы записываемся на одной студии), у нас с ним есть очень симпатичная песня "Парижское такси": я - автор слов, Игорь – автор музыки. Он меня увидел и говорит: "Света, напиши мне что-нибудь еще!" И я честно пыталась даже, но у меня абсолютно перестали получаться светские песни, видимо, такой период прошел. Может быть, он мне с технической точки зрения что-то дал, но дух другой у моих песен стал.

- И какие они?

- Раз дух, я думаю, наверное, духовные.

- То есть мы можем говорить о том, что вы возрождаете стиль исполнения духовных стихов?

- Меня называют первооткрывателем жанра песни-притчи. Говорят, что до меня такого еще не было. Стихи, канты – не мое, а песня-притча – это поучительная житейская история, возможно, с неожиданным объяснением или финалом, заставляющим задуматься, трогающим сердце. Ведь известно, что Господь говорил притчами, и это было самое лучшее воздействие на человека: не путем назидания, обличения, поучения. Нет, рассказчик как бы исподволь подводит слушателя, и тот сам для себя делает выводы, примеряя услышанное на себя. И были такие случаи, когда, послушав ту или иную притчу, человек что-то осознавал в своих поступках.

Сначала у меня были баллады - это жития святых в стихах, потом песни, потом появились песни-притчи. И родились они достаточно интересно. Я читала проповеди архимандрита Рафаила Карелина "Путь христианина" и наткнулась на рассказ про слезу грешника. Мне так понравился сюжет, что я подумала: он мог бы лечь в основу песни. А когда песня получилась, мне подсказали следующий сюжет "следы на песке", и тоже получилась песня. Тогда я решила, что надо попробовать сделать целый альбом в этом ключе. Так и вышло, а альбом "Дар Богу", на удивление для меня, пользуется очень широкой популярностью. Меня стали приглашать с концертами в ближнее и в дальнее зарубежье, православное телевидение стало транслировать мои концерты и клипы.

- То есть, с одной стороны, вы стали более известны, а с другой, ваша аудитория теперь – это сугубо православный мир?

- Нет, ни в коем случае. Самое удивительное, что, несмотря на то, что притчи православные и дух у них православный, они нравятся всем. Больше того, протестанты, евангелисты, баптисты и католики на моих притчах в своих воскресных школах учат детей. Их и в тюрьмах великолепно воспринимают – зэки-мужики сидят, плачут… и в больницах... Ведь эти истории - житейские, они всем близки. И по возрасту моя аудитория – это не только среднее и старшее поколение, их очень любят дети: 4, 5, 6 лет. Слушают часами по несколько раз. Хотя песни недетские.

Я помню, архиепископ Ярославский и Ростовский Кирилл говорил, что, когда ему поставили мои песни-притчи, он впервые в жизни дослушал диск до конца. А однажды после концерта ко мне подошел молодой человек (дождавшись, пока я раздам автографы)… Он терпеливо ждал, потом подошел самым последним ко мне и говорит: "Вообще-то я человек неверующий". И вдруг у него покатились слезы, подбородок дрожит… И добавляет: "Был"… Вот это для меня самая большая награда. Расхвасталась, да?

- Этого я не знаю, но образ интересный возникает: чужая музыка мне становится скучной, а мои песни – уникальны.

- Нет, нет, нет! Когда меня спрашивают, какой твой любимый исполнитель, я до недавнего времени очень от этого вопроса комплексовала: получается, что я одна такая, себе сама нравлюсь… да еще первооткрыватель жанра… Но не так давно я побывала в Рязани и там познакомилась с замечательной учительницей основ православной культуры Софией Никулиной. Она по совместительству - автор-исполнитель, местный, рязанский. И я плакала, когда слушала ее альбом. Хотя вообще я - очень строгий критик, мне действительно очень трудно угодить. И в поэзии трудно угодить, и в музыке.

- А стихи Пушкина плохие?

- Ну, что же я Пушкина буду… Но и у него есть посредственные стихи. А есть гениальные. Но ведь не может все быть гениальным. У меня тоже песни разные, какая-то лучше, какая-то хуже, я объективно могу оценивать. Что-то я пою на концерте всегда, а некоторые песни просто остаются в альбоме.

- А бывает так, что песня вам нравится, а у слушателя она не идет? Или такого быть не может?

- Как правило, чутье меня не подводит. Я могу объективно оценивать свое творчество. Может быть, этот опыт пришел с теми песнями, которые я писала для эстрадных исполнителей. Я как-то чувствую "фишку"…

- Если вернуться к аудитории на концерте, кто это – молодые, старые, дети? Сколько человек обычно приходит?

- Как ни странно, ни удивительно, приходят самые разные люди. И детки, начиная лет с трех, с четырех, очень внимательно сидят, не мешают, наоборот, подпевают. И приходит немало. "Славянский центр", в котором я выступала до недавнего времени, стал для меня мал. Так что, пользуясь случаем, я приглашаю всех читателей Страны.Ru на свой концерт, который состоится 11 ноября в Белом зале Центрального дома кино в 18 часов. Помимо нового альбома "Ладан Сомали" там будут представлены клип и два мультфильма, снятые на мои песни-притчи студентами-выпускниками Санкт-Петербургского университета кино и телевидения.

Вообще в Москве я не часто даю концерты, потому что мне трудно с организацией, а когда приглашают, все проще: я только приезжаю и работаю. А число людей - в Твери было человек 500, в Краснознаменске - около 200, но там и не предполагалось больше, в Святодуховском центре Александро-Невской Лавры зал на 300 мест – всегда аншлаг. Выступала даже в БДТ, но это был не сольный концерт, там полторы тысячи мест.

- То есть можно говорить о том, что вы – клубный исполнитель или, что называется, камерный. А как быстро сочиняются песни для этого загадочного жанра? Насколько часто вы выпускаете альбомы, если они есть? И, кстати, как возникают сюжеты для таких песен?

- На сегодняшний день у меня три альбома, и все их я довольно быстро записала. Обычно человек или группа за полтора-два года один альбом выпускает. Иногда за год, и это считается очень быстро. Так получилось, что в течение двух месяцев я написала все притчи и довольно быстро записала материал на студии. Это был мой первый альбом "Дар Богу". Во второй - "Богоносная Россия" - вошли баллады о святых. И сейчас вышел третий по счету альбом - "Ладан Сомали" – просто песни. Это мои сюжеты, мое ощущение жизни.

А пишутся песни по-разному. Могу сказать только, что они мне даются довольно-таки легко. Иногда приходит в голову какая-то строчка. Вот позвонила мне одна знакомая и говорит: "Надо привезти 20 кг ладана Сомали. Батюшка просил". Я: "Чего? Какого ладана?" - "Сомали". Я записала себе: ладан Сомали. Стала обзванивать, искать, вдруг она мне звонит и говорит: "Я перепутала, он про другую Свету говорил", - а бумажка осталась лежать. А через день я стала сочинять песню, где есть строчка "Царица неба и земли, покрой меня Своим покровом". Я стала искать рифму на "земли", и оказалось, что это непросто. И вдруг мой взгляд упал на стол, а там лежит бумажка, где написано "ладан Сомали". Земли-Сомали…А иногда приходит фраза музыкальная. Так у песни "Осенний лист" (на которую снят клип) в голове возникла вторая часть куплета, повтор. И только потом она обросла музыкой, форму приобрела, и я стала вкладывать в нее слова.

Или притчи. Меня задела одна история, как в больнице лежали в палате два человека – один у окна, другой у двери. И тот, который лежал у двери, второму позавидовал, потому что он все время рассказывал, что видно в окно. И когда ночью рассказчику было плохо, он не помог ему, и тот умер. А утром пришла сестра милосердия поменять белье, и он попросился лечь к окну. И когда ему помогли это сделать, он увидел, что перед окном глухая стена, что там нет ничего из того, о чем рассказывал тот больной. А самое удивительное то, что когда он спросил сестру милосердия: "Как же так, ведь он же рассказывал?", - она ответила: "Он вас утешить старался. Он вообще-то слепым был всю жизнь". Так получилась трогательная притча "Окно", и именно на нее кинематографисты сняли мультфильм, который тоже будет представлен в Доме кино 11 ноября.

- Актерское образование вам помогает?

- Очень помогает. Вот в клипе снималась, и снова почувствовала себя актрисой. На сцене - то же самое. У меня нет волнения, мандража, я совершенно спокойно выхожу и общаюсь со зрителями. Если только самые близкие в зале сидят, тогда немного боишься. Они ведь самые строгие критики.

- Кстати о близких. Вы и в "Щуке" на 20-летии курса исполняли свои притчи?

- Мы там спели песню, которую придумали на мотив Юрия Антонова "Гляжу в тебя, как в зеркало", посвященную преподавателям. "Мы смотрим в вас, как в зеркало и вспоминаем прошлое, когда мы были юными и глупыми порой. Как радостно, что в памяти осталось все хорошее"…

- Все-таки не со своей притчей вышли? Побоялись?

- Да. Но, когда все ушли со сцены, я тихой сапой осталась… В учебном театре, где собрались одни звезды – Юлия Борисова, Татьяна Самойлова, Владимир Этуш, Евгений Герасимов, много было звезд, я подумала: "Света, неужели ты здесь не споешь?" И я спела "Близнецов". Это песня, которая на ура идет вообще в любой аудитории. Я, естественно, сказала, что только сейчас, через 20 лет, я нашла себя в роли автора-исполнителя и хотела бы исполнить песню о добром и вечном, с которой я стала лауреатом нескольких международных фестивалей, и эта победа не только моя победа, но и ваша. И я исполнила эту песню.

Мне показалось, что все были ошарашены, потому что это слишком шло вразрез с тем, что было до того. Я чувствовала какую-то, может, напряженность из зала… Но хлопали великолепно, кричали браво, а я почему-то сразу ушла. И потом мне звонили мои сокурсники, говорили: "Ты чего ушла вообще? Тебя все спрашивали, подходили, телефон твой брали". Что ж, слава Богу!

- Вы счастливы в вашем новом творчестве? Как-то Валентина Толкунова сказала: "Не верьте артисту, который говорит, что он устал от сцены и поклонников. Что он хотел бы покоя и уединения". Олег Фомин по сей день вспоминает ваш с ним фильм "Меня зовут Арлекино" - как эпохальное событие в его жизни. Вы уверены, что не хотели бы играть в кино?

- Я только сейчас себя почувствовала счастливым человеком. Я всегда была творчески неудовлетворенной. Мне казалось, что, раз главную роль я не сыграла, а в какой-то фильм меня не позвали, не утвердили, все – конец света пришел. Но сейчас я очень востребована и счастлива, тем более что я постоянно чувствую отдачу: мне многие пишут, после концерта долго не отпускают… Я от народа не бегу: все, кто хочет что-то сказать или получить автограф, имеют возможность это сделать. Чувствую, что наконец нашла то, чем я должна заниматься в жизни.

Мария Свешникова, Страна.Ру