Новости

Дарья Повереннова: "Я устала плакать"

Она совершенно не похожа на Елену Крижевскую. В жизни Дарья Повереннова моложе, стройнее, современнее, решительнее, активнее, жестче. В уверенной длинноногой девушке в суперкоротких шортах и полупрозрачной блузке просто невозможно узнать страдающую героиню теленовеллы "Ангел-хранитель" - женщину хрупкую, ранимую, зависимую от расположения и денег мужа.

- Дарья, как вам досталась роль Елены?

- Позвонили, предложили, привезли синопсис. Я прочитала, мне понравилось, понравились фамилии партнеров. Отпросилась у художественного руководителя театра имени Маяковского Сергея Николаевича Арцибашева, съемки ведь все время на выезде (в Алуште и Киеве – прим. ред.). Говорят, на эту роль были достаточно большие пробы, но кто конкретно в них участвовал, я не интересовалась.

- Вам нравится ваша героиня? 

- По-человечески я ее понимаю и принимаю, она мне очень симпатична. Удивляет, конечно, как она в таком жестоком мире сохранила те манеры поведения, которые присущи девушкам XVIII–XIX веков, но ни в коем случае не ХХ. Видимо, родители воспитывали ее в атмосфере доброты, искренности, и она такой и выросла - любящей, открытой, наивной. И все равно меня поражает: ну как она умудрилась сохранить такой характер?! Что касается точки зрения профессиональной, то мне, конечно же, хотелось бы ее разнообразить - не бывает стопроцентно положительных людей, так же как и героев. В любом человеке есть весь набор качеств. И когда из уст Елены прозвучала фраза "Не надо во мне будить зверя", я была обеими руками за то, чтобы он проснулся. Какие-то проявления характера же должны быть – естественно, такие, чтобы не развенчать образ положительной героини. Все-таки очень много гадостей и подлостей совершается в ее адрес и в очень тяжелые ситуации она попадает – так что может себе позволить.

- То есть вы что-то привнесли в характер Елены? Удается как-то менять образ, прописанный в сценарии? Проявляете инициативу на съемочной площадке?

- Я не могу сыграть все, как мне хочется – есть сценарий, иногда немного однообразный. И я стараюсь с этим бороться. Наступает пресыщение от одинаковых красок. Например, в сценарии все время попадается ремарка: "Лена плачет". А я уже не могу плакать, я устала плакать. И потом, характер слез тоже ведь может быть разный. Это может быть истерика, могут быть слезы отчаяния, слезы умиления и т.д. Я стараюсь сама уже что-то сделать, чтобы и зрителю, и мне было интересно. В диалоги добавляю очень много: я не говорю так литературно, я высказываюсь как-то иначе, но сохраняю общий смысл. Продюсеры, слава богу, не настаивают, чтобы текст звучал слово в слово, понимают, что в сценарии много воды и с этим надо что-то делать. Можно ведь какие-то яркие истории из жизни рассказать вместо долгого и вялого диалога ни о чем. Это интереснее, чем просто болтовня. В сюжет же актер не может "влезть". Зато к нам приезжает редактор, и мы ему накидываем ситуации, которые мы хотели бы, чтобы происходили с нашими героями. И сейчас приходят сценарии со сценами очень хорошо написанными.

- У вас не возникало желания сыграть в сериале кого-то, помимо Крижевской?

- Лена мне интересна. Но мне очень нравится играть отрицательные роли. Я с удовольствием бы сыграла Ирину, жену Ивана – тут есть поле для деятельности. Положительных героев сложно играть, в них мало проявлений человеческих, достаточно узкие рамки. А отрицательный или характерный герой – вот это настоящая палитра с профессиональной точки зрения.

- Ситуации, в которых оказывается ваша героиня, бывали в вашей жизни?

- Естественно. Все, что касается человеческих коллизий и отношений, было: и развод, и измены, и подлость. Какие-то козни со стороны, может быть, не явные, но вполне реальные. Ситуации-то в сериале жизненные, другое дело, что берутся их крайние проявления, чтобы интересно их было проигрывать.

- А могли бы вы, как Елена, усыновить чужого ребенка?

- Могла бы. А почему нет-то? Если бы мне позволяли средства.

- Сериал позиционируется как "новая захватывающая история о великой тайне любви". А вы сами верите в любовь, в возможность счастья?

- Тут надо учитывать, что любовь, как и счастье, – понятие емкое, оно не включает в себя только отношения мужчины и женщины. Это очень сложная субстанция, и она, конечно существует. Для женщины важен мужчина, который был бы.. ну, если хотите, второй половинкой - хотя бы на какое-то время, этапами. Где-то я романтик и идеалистка, но больше все же реалистка, и понимаю, что любовь до гроба встречается очень редко. Другое дело, любовь к детям. Любая женщина хочет быть матерью. Если ты мать, это 90% женского счастья. Ребенок никогда не продаст, не предаст, не подведет, если правильно выстраивать с ним отношения. Это человек, на которого можно положиться. Для женщины это очень важно.

Счастье вообще – это какие-то мгновения, а не постоянное состояние. Если подумать, то в целом я счастливый человек, но нет в мире абсолютной гармонии. Ребенок, мужчина, работа любимая, удовольствие от работы, материальная крепкая позиция – все это – женское счастье. Рай в шалаше… предполагаю, что такое может быть. Но сейчас уже вряд ли. Любая женщина хочет хорошо выглядеть, хорошо одеваться, быть ухоженной, а это все стоит денег. Вряд ли надо ставить это во главу угла, но то, что материальные блага - эквивалент свободы человеческой, я уверена.

- Как чувствует себя человек, любящий классику и привыкший играть в театре, в том числе в пьесах Шекспира, внутри "мыльного" жанра?

- Я серьезно отношусь к любой работе, которую я делаю. И назвать эту работу "мылом", как это принято, у меня язык не поворачивается. Если бы вы поприсутствовали на съемочной площадке и увидели, как мы выкладываемся каждый день с 9 до 9, вы бы тоже это поняли. Ситуации прописаны так, что в кино это была бы одна насыщенная сцена, а тут их будет 15 - и все по затратам одинаково серьезны и сложны. Раз я согласилась, я свою работу стараюсь делать честно, и хорошо бы, чтобы все так относились к делу. К сожалению, не только от актеров, режиссеров и операторов зависит результат, но еще и от монтажа. Очень много ляпов, непрофессионализма, зачастую перечеркивающего нашу работу. Я как профессионал их вижу. Сейчас, слава богу, ситуация меняется. Продюсеры очень внимательно относятся к проекту, прислушиваются к нашему мнению, тем более что оно справедливо.

В общем и целом, съемки в "Ангеле-хранителе" - огромный период в моей жизни, связанный с серьезными физическими, моральными, эмоциональными затратами. Я сейчас отдаю 80% своего времени этому проекту. Для меня это не просто какая-то ерунда.

- К чему еще вы относитесь серьезно?

- К себе. Занимаюсь собой в плане физическом и духовном, читаю книги. Люблю классику. Вот Булгакова недавно захотелось перечитать "Театральный роман" - перечитала. При этом параллельно начала читать вторую книгу. До этого читала Анну Гавальду, очень понравилось. Сейчас вот купила Робски с Собчак. То есть читаю абсолютно по настроению.

- Банальный, но неизменно любимый зрителями и читателями вопрос про интересные случаи на съемочной площадке. Есть что рассказать на эту тему в связи с "Ангелом-хранителем"?

- Мне очень понравилось, как один актер, по-моему Валерий Гаркалин, сказал: я вас сейчас убью за этот вопрос. Смешных случаев на площадке очень мало. Мы там работаем, мы все время шутим. На площадке царит игровая атмосфера. Мы подтруниваем друг над другом, подкалываем друг друга.

- Ваша дочь смотрит сериал? Как она вообще воспринимает маму на экране и сцене? (Дочери Дарьи Полине 15 лет – прим. ред.)

- Она главный мой критик и советчик, и я прислушиваюсь к ее словам очень внимательно. Когда у нее есть время, она смотрит и этот сериал. Но у нее немножко иной сейчас образ жизни, а такого качества продукт рассчитан на другую возрастную категорию. У меня дочь все-таки подросток, ей гораздо более интересен компьютер, анимэ – и я нормально к этому отношусь, это абсолютно логично. А что касается театра, то она видела все мои работы. Как она меня воспринимает... Как маму, наверное.

- У вас 15 июня день рождения. Как вы обычно проводите этот праздник?

- По-разному. Вообще день рождения справляю очень редко. Самый яркий праздник был 2 года назад. В этом году, я надеюсь, буду в Алуште на работе, и там у меня уже есть планы. Я хочу устроить на улице шашлыки, пригласить всю съемочную группу. Знаю, что будет весело.

- А что для вас самый лучший подарок?

- Сюрпризы какие-то, путешествия - вот что для меня лучший подарок. Были такие случаи в моей жизни, когда дарили поездки, и мне это очень нравится.

- Для женщин день рождения связан еще и со страхом состариться, подурнеть. А вы этого не боитесь?

- Нет, абсолютно. Я себя чувствую 20-летней девушкой. Ну, может, есть такой, "календарный" страх, но вообще я себя совершенно по-другому ощущаю. Если посмотреть по сторонам, сколько девчонок-артисток за 30 прекрасно выглядят. В общем, у меня этот вопрос не болит.

- Какой возраст считаете лучшим в жизни женщины?

- Говорят, после 40 женщина расцветает, и я с этим согласна. Не могут 50% женщин, которые "там" уже были, утверждать это просто так – должны быть на то основания. Хотя надо, конечно, больше работать над собой.

- То, как вы сейчас выглядите, заслуга матери-природы?

- Я все время работаю над собой. Ограничиваю себя в еде, общаюсь с личным диетологом, делаю физиопроцедуры аппаратные, массаж. А то едим мы непонятно что, экология ужасна. В спортзал надо ходить, плавать.

- А вы считаете себя сильной женщиной? Должна ли вообще женщина быть сильной?

- Да, наверное, считаю. Женщина должна быть сильной, чтобы быть самостоятельной, не зависеть ни от кого. Не только в материальном плане, но и в мировоззренческом. Должна уметь принимать решения, сама разбираться в ситуациях.

- Каково в вашей жизни, в том, как складывается карьера, соотношение труда и везения?

- С одной стороны, мне не на что жаловаться, с другой стороны, я знаю, что я много работаю, чтобы продвигаться дальше в профессии. Много выкладываюсь, многого добивалась своим трудом. Долго, упорно, с тупой настойчивостью кретина я доказывала своей работой, что я что-то могу. К подаркам судьбы можно отнести работу в театре (Дарья занята в спектаклях театра им. Маяковского "Карамазовы", "Любовь глазами сыщика", "Развод по-женски" и др. – прим. ред.), то, как ко мне относится, я надеюсь, художественный руководитель театра Сергей Николаевич Арцибашев. Я разделяю его человеческую и гражданскую позицию, его отношение к профессии, к жизни, и я получаю огромное удовольствие от работы с ним. Вот это огромная удача для артиста – встретить "своего" режиссера. Мечта просто.

- В вашей жизни есть реальный или незримый ангел-хранитель? Верите ли вы в предопределенность, судьбу?

- У каждого человека есть Ангел-хранитель, потому что Творец, который нас создал, он и есть Ангел, который нас хранит. Мы всю жизнь под его охраной. И если ты не совершаешь в своей жизни гадостей и дурных поступков, просто делаешь свое дело честно и открыто, то с тобой ничего не случится. Если с нами что-то происходит – это результат нашей деятельности, и мы этого заслуживаем. Просто так Бог не может наказать своего ребенка. У меня такое восприятие судьбы, рока. Да, конечно, что-то предрешено, какой-то путь. Но я уверена, что человек может изменить судьбу, исправляя допущенные ошибки.

Хлобыстова Людмила, RUTV