Новости

Владимир Долинский - пацан-молодец!

- Вы знаете, я никогда не хотел быть ни космонавтом, ни пожарником, ни артиллеристом. Я хотел быть только артистом. Когда к нам приходили гости, родители хватались за голову, потому что они знали, что как только дверь откроется – я тут же принесу табуреточку или стул и скажу: "Садитесь, слушайте! Я буду стихи читать!"

- Меня гнали из школы, я в Ленинграде ее заканчивал. Я понимал, что мне не дадут никакого аттестата, поэтому я устроил страшную истерику, прокусил губу, рассказал о том, что жена моего брата меня терзает (а я жил у брата с женой) и что я покончу жизнь самоубийством. Позвонили в школу и сказали: никаких экзаменов, мальчик на пороге суицида! И по психоневрологии меня освободили от экзаменов. Это была моя первая настоящая актерская проверка.

Я выгляжу как человек, который любит комфорт. Но я без комфорта могу обойтись.

- Нет, я не раблезианец, я не сибарит, нет, я довольно аскетический образ жизни могу вести… Для меня намного душевнее газетка. Порезанная крупными кусками отдельная колбаса, бутылочка водки и горбушка черного хлеба, лучок и соль – под хорошую беседу и под хороший гитарный перезвон. Это для меня намного важнее, чем прекрасный ужин в дорогом ресторане по 300 долларов на человека.

Когда мне предложили роль в ленте "Ангел-хранитель", я долго не спорил.

- Я знаю, что за себя я всегда отвечаю на экране, и мне за себя ни в одной роли не стыдно. То же самое я могу сказать про своих товарищей, с которыми я в кадре. В "Ангеле-хранителе" очень красивая картинка. По-моему, сейчас вообще более тщательно стали относится к самим съемкам. Потому что раньше в сериалах было лишь бы рассказать какую-нибудь историю. Но сейчас этого уже мало, уже должна быть красивая картинка, уже должен быть достаточно интересный сценарий, а не просто мыло.

Я – не пример для подражания. Но я честен и с близкими, и с профессией.

- Я никогда не позволяю себе в день спектакля или съемок выпить хотя бы глоток. И стараюсь в предыдущий день, чтобы этого не было. Это, я считаю, похвально. Я себе за это говорю: "Молодец, пацан, ты хороший". Я уважаю свое отношение к жене и к дочери. Я, наверное, тоже хитроват, я, наверное, лукавлю часто, я, наверное, торгуюсь, иногда завышаю свою ставку, иногда боюсь и понижаю слишком, потом проклинаю свою трусость. Ставку не только в смысле материальном… Я то один день себе говорю "Да, Кеша Смокнутовский позавидовал бы!", а в другой день я думаю "Господи, как же они не видят, что я бездарный до предела! Как же я мог столько обманывать!"…

По материалам программы "Синемания"