Новости

Дмитрий Назаров суеверен и очень раним

Я хорошо играю в преферанс, волшебно играю в нарды - просто запредельно здорово. Если против меня играет не шулер, ему будет очень трудно со мной - если кости не заряжены, доска не заряжена...

Я суеверен. Я отравлен количеством примет, в которых верю.

- Я ужасно суеверный. Я делал так однажды с очень суеверным человеком: мы долго сидели, он примету – я примету, он примету – я примету. Мы разошлись вничью, потому что мы стали больше и больше делать паузы, в час, в день. Потом перезванивалсь: а вот еще, а вот еще такая примета! Да, я очень суеверный человек, и в этом мое несчастье. Лучше эти приметы сейчас не называть. Я тем самым не позволю другим спокойно и свободно жить, потому что люди начнут их волей-неволей соблюдать. Не все, но кто-то.

Для меня борода и усы – не постоянная величина.

- Я много раз отпускал усы, потом их сбривал, отпускал бороду, сбривал все, менял прическу. Сейчас я жду и молюсь некого назначения на очень интересную роль, но для того чтобы убедить продюсеров в том, что именно я могу ее сыграть, надо многое на себе сбрить, в том числе и на голове. А я не могу сейчас этого сделать, потому что уже идут съемки, где я уже связан. А вообще, конечно, "у артиста лицо должно быть чистым" - говорил Михаил Иванович Царев, царство ему небесное. Когда он умер, половина Малого театра отпустила усы, бороды и какие-то немыслимые патлы. И я в том числе, и многие. Но… я не люблю, например, в театре клеить что-то. Я настолько стараюсь быть занятым в ролях, где надо тратиться, – а это, соответственно, пот - враг клея. Но, случалось, я терял усы на сцене. Отыгрывал это как-то.

В новом сериале "Вызов" я впервые играю вместе с женой – актрисой Ольгой Васильевой.

- Мне очень понравился жанр, необычный для нас. Это не просто детектив, а детектив мистический. Во всяком случае по прочтению сценария. Я не видел фильма целиком, я буду так же, как все зрители, сидеть у экрана, если мне позволит время, и с удовольствием и с любопытством смотреть, что из этого вышло. А когда я читал сценарий – я не понимал. Ловил себя на мысли: ну не может быть, ну что это? Потусторонние силы? Я читаю сценарий: наверное, вот этот совершил преступление, обидно, хотелось бы, чтоб потусторонние силы. А потом сюжет поворачивает так, что опять кажется, что это какие-то марсиане прилетели или кто-то действительно поднялся из глубины веков, и все это совершил.


Я надеюсь, что умею держать удар.

- Я надеюсь… Хотя я могу сказать "да", а завтра получу такой удар, что не удержу. Хотя я точно знаю, что я научился держать удар гораздо лучше, чем в молодости. Но зарекаться не буду. Мы настолько ранимы, настолько зависимы, настолько нас можно легко и больно достать, и многие это знают… Другой вопрос, покажу ли, дам ли я понять, что в меня попали? Постараюсь не показывать. Хотя считаю себя человеком достаточно искренним, из-за чего во многом страдаю, и многие этим пользуются. Наверное, так лучше, чем если бы думали: он такая там штучка, себе на уме. Он такой хитрый, никогда от него правды не узнаешь. Тоже интересный способ существования, но, наверное, он мне не мил.

По материалам программы "Синемания"