Новости

Мария Миронова: "Дело не в фамилии, а в человеке"

Единственная родная дочь великого Андрея Миронова и Екатерины Градовой – той самой радистки Кэт из культового сериала "Семнадцать мгновений весны", Мария Миронова сегодня сама – известная актриса. На ее счету – много прекрасных ролей, награды, в том числе Каннского фестиваля. Но о своей личной жизни Мария чаще всего молчит. Говорит, что в ее судьбе не было драм. Однако драмы в ее судьбе начались с раннего детства. Развод звездных родителей. Другая девочка – тезка, которую ее папа называл своей дочкой. Потом – потеря. Андрей Миронов умер, когда Маше было 14 лет, причем умирал он у нее на руках. Позже – два развода с собственными мужьями и третий брак, который сама Миронова даже не хочет признавать. Неужели и сегодня она совершенно одна, и почему хранит в тайне многое из своей судьбы?

Разговор в студии программы "Судьба человека с Борисом Корчевниковым" начался со знаковой для актрисы роли Федры, которая принесла ей "Золотую маску" (а сам трофей Миронова принесла в студию). Награда – официальное признание таланта и профессионализма актрисы, а доказывать "профпригодность" с ее происхождением было непросто. Прежде всего – самой себе.

В самом начале карьеры, в начале 90-х, она пошла в "Ленком": "У меня было предложение от другого театра, но в работе, как и в жизни, мне важно выбирать по любви". Первую маленькую роль она получила в спектакле "Женитьба Фигаро", знаковом для семьи. В студенческой постановке именно этой пьесы Андрей Миронов впервые увидел Екатерину Градову. И именно этот спектакль в Театре Сатиры стал последним для артиста. Он потерял сознание на сцене, и Маша, выскочив из оркестровой ямы, откуда смотрела представление, всех раскидала и поехала с ним в больницу одна, никого не пустив в машину.

Только смерть близких Мария считает настоящим испытанием: "Потому что любые неурядицы, конфликты – мелочи, которые мы решаем при жизни. А вот с уходом близкого человека ты долго не можешь смириться". Говоря о потерях, Мария вспоминает и свою горячо любимую бабушку по материнской линии, актрису  Раису Ивановну Градову, которая воспитывала ее в детстве, и "потрясающую, фантастическую Марию Миронову" – мать Андрея. Одна помогала весьма скромно жившей семье вязанием и шитьем, брала заказы. Она была очень добрым и очень близким Марии человеком. Вторая формировала жизненную позицию внучки – правдиво и достаточно жестко. Одна окружала безусловной любовью и вселяла уверенность, вторая – лишала иллюзий, не давала отрываться от земли.

На Каннский фестиваль Миронова попала с фильмом "Свадьба". Режиссер Павел Лунгин давал ей на съемках полную свободу, говорил ей: "Машка, сияй!" В этом фильме Миронова снималась с приемной дочерью своего отца – Марией Голубкиной. По словам Мироновой, "Маруся" стала ей близким, родным человеком, причем связывает их единомыслие, а не семейные узы. В ее отношении к сводной сестре нет ревности и зависти: они мало общались в детстве, да и жизнь, по словам Мироновой, слишком коротка, чтобы тратить ее на такие чувства. Она многие годы целеустремленно училось жить "здесь и сейчас" и радоваться настоящему: "Моя жизнь состоит из любви".

Именно это чувство она испытывает к своей крестной матери Наталье Мишанян, которая поделилась в студии воспоминаниями о маленькой Маше (девочку крестили в 7 лет): "Она была красивой и хрупкой, как ангел, сошедший с небес. Но у нее было обостренное чувство справедливости, и за нее она сражалась яростно. Она взяла от родителей самое лучшее, но стала личностью с яркой индивидуальностью".

В детстве Маша мечтала не о лицедействе, а о… балете. И занималась им – наряду с теннисом и иностранными языками. Труд балерин считала подвигом, а у актеров, как ей казалось, все гораздо менее энергозатратно. Притяжение сцены пришло позже. В Щукинском выбрала курс Юрия Любимов, потому что была очень увлечена Театром на Таганке. Но в 18 лет родила ребенка и восстановилась уже во ВГИК – на курс Михаила Глузского. Так рано стать матерью – это, по мнению Марии, и хорошо, и плохо: с сыном Андреем у нее из-за малой разницы в возрасте дружеские отношения, но многие планы оказались невыполненными.

С первым мужем, телевизионным бизнесменом Игорем Удаловым, она сохранила отличные отношения – они ездили отдыхать вчетвером: он, Андрюша, она и ее второй муж. И хотя этот брак тоже распался, о Дмитрии Клокове Миронова отзывается тоже очень тепло: "У меня не было ни одного конфликтного развода. У меня нет ни претензий, ни обид. Для меня важны чистая и светлая связь с детством, дружеские связи. Я по-другому не умею".

Миронова утверждает, что дружеские и добрые чувства она питает и к Леше – актеру Алексею Макарову (сыну Любови Полищук). На вопрос, были ли они женаты, отвечает так: "Я всегда воспринимала его как друга". Почему же тогда сам Макаров считает – и оповещает весь мир через соцсети – что официально женат на Марии с ноября 2011 года? Вопрос, есть ли у нее штамп в паспорте об этом браке, Миронова предпочла оставить за кадром…

Как воспитывала сына Мария Миронова? Как она своей личной жизнью повторила судьбу родителей? По какому принципу выбирала своих мужчин? Что для нее одиночество, знакомо ли ей это состояние и чувство? В каких отношениях была актриса с Филиппом Янковским? Какую работу она ведет в фонде "Артист"? Каким девизом руководствуется в жизни? И как восприняли ее роль в фильме "Салют-7" прототипы ее героини – жены космонавтов? Ответы – в "Судьбе человека с Борисом Корчевниковым".