Новости

Тест ДНК в борьбе за наследство: дочь известного артиста против падчерицы

Почти три года назад не стало народного артиста СССР Бориса Химичева. А споры вокруг его наследства – роскошного дома и гектара земли в элитном Подмосковье, недвижимости на Кипре, виллы в Испании, дорогой квартиры в центре Москвы – не утихают до сих пор. Все отошло его приемной дочери Елене. Но в студию "Прямого эфира" пришла девушка, которая утверждает, что она – единственная родная дочь Химичева! Тест ДНК решит, права ли она.

Дарья Ганичева уверена, что она была не только единственным ребенком Бориса Петровича, но и желанным. Девушка рассказала, что инициатором проведения ДНК-теста был сам Химичев. На тот момент он уже был серьезно болен, поэтому, беспокоясь за судьбу дочери, решил подтвердить их родство.

"Мы познакомились с Борисом Петровичем где-то в 2006 году. В процессе общения он постоянно рассказывал о своей дочери",  комментирует Иван Крестинич, врач, который не раз приходил на помощь артисту. Более того, Крестинич рассказал, что когда у Бориса Петровича случился инфаркт, актер стал переживать, что станет с Дашей. Тогда врач и предложил ему сделать ДНК-экспертизу.

Но если Химичев так сильно переживал за судьбу Дарьи, почему о ее существовании не знали многие его друзья? Некоторые из них впервые услышали о девушке, только когда артиста не стало.

Игорь Ковалев, друг Бориса Петровича, рассказал, что он познакомился с девушкой на фестивале в Геленджике, когда ей было около 14 лет. Тогда Химичев ему сказал: "Возможно, это моя дочь". Ковалев добавил, что с возрастом Борис Петрович все больше тянулся к Дарье, но часто обижался на нее, потому что не было отдачи. Это дает повод для разговоров о том, что девушка появилась только для того, чтобы бороться за наследство.

В студию программы пришла Лидия Витальевна Ганичева, мама Дарьи. "Мы никогда не говорили о наследстве. Даже когда Борис Петрович умирал, мы не проронили ни слова о том, что достанется ей", – сказала она.

Антонина Саврасова-Абрамова, подруга артиста, добавила: "Дело в том, что Борис Петрович всегда хотел, чтобы Даша была частью его семьи, чтоб она могла приезжать в Жаворонки беспрепятственно, чтоб она жила в московской квартире. Но он боялся Лены, что она скажет…". Может, падчерица специально сделала так, чтобы все досталось ей?

Кто же все-таки прав в этой ситуации? Правда ли, что Дарья Ганичева – дочь народного артиста? Успел ли он при жизни составить завещание? И кому досталось наследство артиста? В руках у создателей "Прямого эфира" – ответы на эти вопросы.